Насколько «безопасна» Япония в сравнении с другими странами?

Япония считается одной из самых безопасных стран мира в плане преступности. Туристы могут не опасаться стать жертвой грабежа или нападения. Здесь нет перестрелок на улицах, как в бедных районах Америки или Мексики. Однако людей поджидают другие опасности. Япония — страна катаклизмов. Здесь нередки цунами, землетрясения, наводнения. Кроме того, тут бывают тайфуны, а действующие вулканы могут проявить активность. От этих природных явлений нельзя защититься, так как заранее спрогнозировать такое событие невозможно. Катаклизмам подвержены все районы Японии, в ней практически нет мест, где от них можно бы было спрятаться. Несмотря на это, она остается страной, притягательной для туристов всего мира.

Криминальная обстановка

Специфика жизни в Японии такова, что ее жители практически не совершают противозаконных действий. Причина этого кроется в воспитании. Подавляющее большинство японцев никогда не нарушает закон. Тем не менее преступность в Японии присутствует. Здесь существует наркоторговля, заказные убийства, проституция. Этим занимается знаменитая японская мафия — якудза. Это хорошо развитая криминальная структура. Она представляет собой организованные бандитские группировки (семьи), которые давно поделили между собой сферы влияния. Им принадлежат сети ресторанов, казино, ночных заведений. Туристы могут не опасаться якудза, они не занимаются такими мелочами, как ограбления и кражи.

Однако в Японии есть некоторая опасность для туристов стать жертвой уличных разборок или пьяных потасовок.

В таких мегаполисах, как Токио, Осака, Йокогама, ночная жизнь протекает довольно бурно. Большая часть несчастных случаев с туристами происходит в оживленных ночных кварталах. В Токио это районы Кабуки-те и Роппонги. Туристам лучше не посещать такие места в ночное время. Девушкам не следует увлекаться спиртными напитками и поощрять ухаживания мужчин. Категорически не рекомендуется вступать в перепалки с барменами, охраной баров. Местная полиция зачастую встает на защиту своих граждан, игнорируя претензии иностранцев. Если какой-то инцидент все-таки произошел, следует вызвать полицию по номеру 110 и спокойно ждать их приезда. Другая распространенная опасность для туристов — мошенничества с банковскими картами. Это чаще случается в мегаполисах, чем в маленьких городках. Можно посоветовать использовать банковские карты только в крупных ресторанах и торговых центрах.

Количество преступлений снижается 11 лет подряд, показатель задержаний 30%

Согласно «Белой книге по преступлениям» опубликованной в 2012 году Министерством юстиции Японии, количество известных полиции уголовных преступлений (число совершенных преступлений, о которых полиция располагает информацией, или зарегистрированная преступность) достигло максимально высокой отметки в 2002 году, составив приблизительно 3 млн. 690 тыс. случаев, а с 2003 года происходит снижение этого показателя. Серьёзным фактором, обусловившим такую динамику, является ежегодное сокращение числа известных полиции краж, которые составляют более половины всех уголовных преступлений. Согласно статистическим данным Национального полицейского управления Японии, в 2013 году органам полиции стало известно об 1 миллионе 320 тысячах уголовных преступлений, причём их число снижается на протяжении одиннадцати лет подряд.
Вместе с тем, процент арестов лиц, совершивших преступления (коэффициент арестов) в 2001 году, опустился до самой низкой за послевоенную историю отметки, составив 38,8% от совокупного количества уголовных преступлений и 19,8% по общеуголовным делам (то есть, за исключением попадающих под уголовную ответственность случаев неосторожного и опасного вождения, повлекшего смерть либо телесные повреждения, а также случаев преступной халатности при исполнении служебных обязанностей и т. п. — прим. перев.). С 2002 года этот показатель начал расти, а с 2006 года — изменялся незначительно, оставаясь приблизительно на одном и том же уровне. В 2012 году он увеличился до 53,1% от совокупного количества преступлений и 31,7% по общеуголовным преступлениям. Коэффициент арестов по таким тяжким преступлениям как убийства и грабежи, а также по преступлениям насильственного характера (нападения, угрозы насилия) удерживается на высоком уровне. Что же касается преступлений, которые происходят в повседневной жизни, таких, как кражи велосипедов и других транспортных средств, причинение ущерба имуществу и т. п., процент арестов и задержаний низок вследствие большого числа случаев.

Средства массовой информации широко освещают случаи убийств, совершенных лицами, преследовавшими жертву из сексуальных побуждений, насильственного удерживания девочек, а также других преступлений, будоражащих общество, однако в больших количествах остаются нераскрытыми преступления, которые гораздо чаще происходят рядом с нами. Поэтому несмотря на то, что число известных полиции преступлений становится меньше, это не слишком способствует распространению среди обывателей понимания того, что ситуация с общественной безопасностью улучшается. В последние годы происходит большое число случаев мошенничества, объектом которого становятся пожилые люди, а также преступлений, связанных с незаконным оборотом и употреблением наркотиков. Более того, угрозу жизни обычных людей представляет также рост количества и размаха преступлений с использованием компьютерных сетей — так называемых сетевых, или кибер-преступлений.

Сейсмическая опасность

Япония — страна повышенной сейсмической опасности. Ее постоянно сотрясают землетрясения. Кроме того, многие действующие вулканы могут проявить активность. Острова, на которых расположена Япония, входят в систему вулканического огненного кольца. Другими словами, вся страна находится прямо на стыке тектонических плит. Это и есть причина частых землетрясений. Так как страна вытянута вдоль и целиком попадает под влияние активных разломов, в Японии почти нет мест, которые не были бы подвержены землетрясениям. По словам властей страны, не существует ни одного японского города с нулевой вероятностью землетрясения.

Особенно страдает от толчков восточное побережье, где находятся города: Токио, Йокогама, Осака, Нагоя, Кобе, Фукусима. Область Токио и Йокогамы признана самым опасным местом. Они постоянно подвергаются сильным землетрясениям. В 2020 году произошло несколько крупных землетрясений, которые затронули Осаку, Кумамото, Токио, Йокогаму. Опасно находится и в Нагое. Вероятность подземных толчков для этого города составляет 46%. Осака и Кобе были сильно разрушены при землетрясении 1995 года. Часто последствиями землетрясений бывают сильные наводнения. Особенно подвержен им Токио, так как он находится ниже уровня моря. Грунтовые воды выходят на поверхность и затапливают жилые кварталы.

Здания в Японии строятся таким образом, чтобы они выдерживали сильные удары. Однако при слишком мощных толчках они могут разрушиться. Если началось землетрясение, нужно покинуть помещение как можно скорее. При отсутствии такой возможности необходимо встать в дверной проем, упереться руками и спиной. При извержении вулкана, напротив, рекомендуется оставаться в помещении.

Цунами и тайфуны

Немалую опасность для японцев представляют цунами. Это крупные волны, порождаемые подземными толчками. В 2011 году произошло девятибалльное землетрясение, вызвавшее волны до 40 метров высотой. Было затоплено множество японских городов, находящихся на восточном побережье. Спустя 5 лет города восточного побережья вновь были атакованы цунами. В зоне повышенного риска находятся такие города, как Токио, Йокогама, Нагоя. Осака и Кобе входят в 10-ку японских мегаполисов по опасности цунами. Немного реже страдают от цунами города центральной части Японии. К ним можно отнести Такаяму, Хиросаки, Киото, Нагано, Кофу.

О появлении цунами метеорологические службы могут предупредить за несколько минут до его появления. Главным признаком наступления огромной волны является внезапно отступившая вода на побережье. При угрозе цунами нужно найти самую высокую точку на обозримой территории. Лучше укрываться в высотных зданиях. Малоэтажные постройки будут затоплены с большой вероятностью.

Тайфуны — еще одна угроза для жителей Японии. Это разновидность тропического циклона, характерная для северо-западной части Тихого океана. Пик тайфунов приходится на август и сентябрь. В зоне риска не только города восточного побережья, но и всей страны. Произошедший недавно тайфун «Джеби» принес значительные повреждения на западе Японии. Тайфун приносит сильный ветер, штормовые приливы, осадки, что провоцирует наводнения и разрушения. Ежегодно над японскими островами проходит по 3 тайфуна. Они вызывают разрушения по всей стране. В зоне повышенного риска находятся центральные города восточного побережья (Осака, Токио, Йокогама, Киото). Именно их часто посещают туристы со всего мира, так как это крупные мегаполисы.

Чтобы обезопасить себя хотя бы от тайфунов, не следует планировать поездку в Японию с августа по октябрь. Следует чаще просматривать новости, так как власти предупреждают о приближающемся тайфуне за некоторое время. В мегаполисах могут объявлять эвакуацию. Для того, чтобы понять, о чем сообщения, необходимо знание японского языка. При приближении тайфуна лучше укрыться в помещении и переждать шквальный ветер и дождь.

Преступность и борьба с ней в ЯпонииНиколай Морозов, 2003

§ 1. Состояние и динамика преступности в Японии

В Японии по сравнению с другими развитыми странами уровень преступности низкий, динамика стабильная, предсказуемая. Однако после процессов изменения индустриальной и социальной структуры (как следствия научно-технической революции) и нынешней длительной экономической депрессии, последовавшей еще за «нефтяным кризисом», в Японии наметилась тенденция медленного роста преступности, ее качественная деформация.

Несмотря на критику системы статистического учета преступности в Японии, высказанную рядом исследователей (И. Салтыкова, К. Уэда), следует признать, что уголовная статистика Японии конца 90-х годов обладает высокой степенью достоверности и отнюдь не «носит подготовительный и фрагментарный характер»[3].

Особенности системы учета преступности в Японии.

Основными открытыми официальными источниками уголовной статистики в Японии являются «Хандзай хакусё» («Белая книга преступности» Комплексного научно-исследовательского института министерства юстиции) и «Кэйсацу хакусё» («Белая книга полиции» Главного полицейского управления), а также «Токэй нэнкан» (статистические ежегодники прокуратуры, судебных и пенитенциарных органов, службы пробации). Японская система учета преступности подразделяется на две подсистемы: «Преступления по УК» и «Преступления, предусмотренные специальными законами». В первой подсистеме кроме преступлений, предусмотренных непосредственно Уголовным кодексом, учитываются и преступления, предусмотренные некоторыми специальными законами (Закон о контроле за взрывчатыми веществами, Закон о дуэлях, Закон о наказаниях за насильственные действия, Закон о предупреждении и наказании за кражи, Закон о наказаниях за преступления против окружающей среды). Здесь же учитываются и преступления, связанные с ДТП и приведшие к смерти или телесным повреждениям[4]. В этой подсистеме основной криминологической характеристикой является «коэффициент преступности», который рассчитывается на основании числа зарегистрированных по УК преступлений (исключая автотранспортные), приходящихся на 100 тыс. жителей[5].

Во второй подсистеме учитываются преступления, предусмотренные специальными уголовными законами и нормами об уголовных наказаниях, входящих в административно-правовые законы и нормативные акты местного значения, но учет ведется по числу лиц, дела которых рассматриваются прокуратурой.[6]

В статистических ежегодниках преступления, предусмотренные Уголовным кодексом, подразделяются на шесть групп: имущественные преступления; тяжкие насильственные; иные насильственные; половые; автотранспортные; а также остальные преступления (взяточничество, похищение людей и др.).

«Темная цифра» (величина латентной преступности), неизбежно присутствующая в статистике любого государства, обусловлена в Японии не намеренным искажением информации, а действительно собственно латентной (т. е. неизвестной государству) преступностью. При этом нельзя исключить возможность произвольного подхода полиции к контролю за преступностью: в частности, К. Уэда приводит примеры того, как полиция «не замечает» таких преступлений, как азартные игры, которыми заправляет «борёкудан», вовлечение в проституцию, незаконные аборты. Главное полицейское управление пришло к выводу, что реальный объем преступности по крайней мере в два раза превышает данные официальной статистики (общее число латентных составляет 105 % по отношению к зарегистрированным). С разбивкой по конкретным составам преступления «темная цифра» выглядит так: вандализм — 2500 %, мошенничество — 250 %, нанесение телесных повреждений — 50 %, кражи (исключая кражи с прилавков магазинов) — 100 %.

Для сравнения — аналогичные российские криминологические исследования показывают, что в 90-е годы латентная преступность в России приобрела глобальные масштабы. Сейчас трудно оценить фактические тенденции даже тех особо тяжких преступлений, которые оценивались ранее как невысоко латентные. В Японии же при этом латентность не является следствием произвольной регистрации преступлений. Объясняется это и тем, что основным критерием ведомственной оценки деятельности правоохранительных (следственных) органов служит не динамика или уровень зарегистрированных преступлений, а уровень их раскрываемости.

Особенностью Японии является то, что потерпевшие не обращаются в полицию не потому, что не доверяют ей, а в основном из-за незначительности понесенного ущерба и неудобств процедурного характера. Таким образом, «темная цифра» не возникает самопроизвольно; она — порождение различных обстоятельств, связанных с позицией жертв и произвольным учетом преступности правоохранительными органами.

Общее состояние преступности в Японии после Второй мировой войны.

После поражения в войне японский народ оказался перед лицом колоссальных трудностей — экономических (развал национальной экономики), социальных (дезорганизация общества: высокая плотность населения при невероятном удорожании жизни, гигантской безработице (12 млн чел.) и почти полной разрушенности системы социальных служб), духовных (обвал политических и идеологических постулатов, резкие расхождения во взглядах на будущее Японии), наконец, чисто физических, когда люди должны были думать, как выжить им и их близким. Все эти обстоятельства на фоне падения авторитета и возможностей правоохранительных органов породили небывалый скачок преступности. В 1948 г. был отмечен наивысший для всего послевоенного периода «коэффициент возникновения преступлений». В первую очередь возросли кражи, разбойные нападения. Система учета преступности в масштабах всей страны была в основном восстановлена к 1948 г. Тогда, по данным полиции, было зарегистрировано около 1 600 тыс. “преступлений по УК”. По мере нормализации социально-экономической обстановки в стране, выработки новых идейно-политических ориентиров, консолидации общества, формирования послевоенных правоохранительных структур рост преступности прекратился. Но приблизительно с 1954 г. она вновь начала расти, что было очевидным следствием начала урбанизации.

Серьезные социальные изменения в стране начались в 60-е годы. Высокие темпы экономического развития вывели Японию по показателям ВНП на 3-е место в мире. Ускорился процесс концентрации населения в городах. Происходили изменения в образе жизни и сознании населения. Японский обыватель стал считать нуклеарную семью, западную культуру и потребительские стандарты непременными атрибутами идеального образа жизни. Японское общество приблизилось к новому этапу своего развития. Но несмотря на то, что в 50–60-е годы число преступлений по УК росло медленно, высокие темпы экономического развития изменили не только облик национальной экономики, но и криминогенную ситуацию.

Так, В. Еремин отмечает, что хотя резких количественных изменений преступности в этот период не было, произошли резкие подвижки в территориальном распределении криминальной активности. Преступность продемонстрировала склонность концентрироваться в зоне и вокруг зоны передового промышленного производства с шестью крупнейшими префектурами в качестве ядра. В то же время в районах Тохоку, Санъин и Южного Кюсю, откуда происходил переток рабочей силы в индустриальную зону, наблюдалась тенденция к стремительному сокращению преступности. Связь между демографическими и криминогенными явлениями несомненна. В городах, куда перемещалась в поисках работы молодежь, увеличивалось число краж, ибо преступления такого рода совершаются в большинстве случаев представителями именно этой возрастной группы. Прежде всего из-за краж росла и преступность в целом. Спад числа краж и уровня преступности фиксировался в районах — поставщиках трудовых ресурсов, особенно в деревне.[7]

Затем на протяжении двух десятков лет происходило снижение преступности. Это был период высоких темпов экономического развития, и именно сбалансированное состояние экономики явилось главной причиной улучшения криминогенной обстановки.

В середине 70-х годов в японском обществе одно за другим стали проявляться социальные противоречия, порожденные высокими темпами экономического роста Японии. Экономический кризис явился сильным ударом для Японии, в результате чего наступила длительная депрессия. Постепенно менялось и общественное сознание. С 1970 г., когда было зарегистрировано примерно 1,9 млн преступлений, по 1973 г. наблюдался определенный спад. В 1974 г. было зафиксировано примерно 1,7 млн преступлений. Однако с 1975 г. началось, пусть и неровное, но увеличение числа преступлений, которое приблизилось к уровню 1970 г. (в 1980 г. — более 1,8 млн). Рост происходил преимущественно за счет увеличения числа автотранспортных преступлений. Количество же преступлений, предусмотренных УК (исключая автотранспортные), сокращалось: в 1973 г. — примерно 1190 тыс. преступлений, т. е. меньше, чем за любой другой послевоенный год. Впрочем, с 1974 г. начался и их рост: в 1980 г. было зарегистрировано 1360 тыс. преступлений. Медленные темпы роста преступности в период с 1975 г. резко контрастируют со значительными изменениями в ее качественной структуре. Следует согласиться с объяснением В. Еремина, что это, видимо, и была «социальная плата за непростой переход к умеренным темпам экономического развития и за высокое напряжение (может быть, правильнее сказать — за перенапряжение) всех сил общества, мобилизованных во имя создания экономической основы национального благосостояния и обеспечения самостоятельности государства в решении международных проблем. Ну, а низкие скорости роста преступности объяснялись и тем, что лидеры страны добивались, насколько это им удавалось, смягчения ложившегося на массы бремени, и тем, что совершенствовалась уголовная политика, проводимая набиравшимися опыта государственными службами»[8].

«Белая книга преступности» информирует, что в период, когда Япония шла по пути высоких темпов экономического роста, возрастание преступности в стране (на фоне ее увеличения в США и Западной Европе) тормозилось спецификой японского общества и японской культуры. Однако, говорится в этом издании, после 1975 г. стали обнаруживаться изменения криминогенной ситуации: пошли вверх количественные показатели не только ограблений финансовых учреждений, не только краж и присвоений чужой собственности, но также захватов и похищений людей, мошенничества, подделок и т. п. Резко увеличилось число преступлений, связанных с наркотиками; более злостный характер приобрела преступная деятельность «борёкудан». Причина таких перемен, на мой взгляд, в том, что перестали действовать традиционные японские меры подавления преступности. Аналогичное издание за 1980 г. добавляет к картине новые краски из той же части спектра: рост числа ограблений финансовых учреждений, увеличение количества убийств и поджогов с целью получения страховой суммы, а также «злостных преступлений, носящих интеллектуальный характер», возникновение преступлений, связанных со злоупотреблением кредитными карточками. Среди причин этих явлений в «Белой книге преступности» указываются: снижение моральных установок, гедонистские ориентации, крен в сторону денежного выражения ценностей.

Для объективной оценки состояния преступности в Японии следует обратить внимание на динамику автотранспортных и общеуголовных преступлений. В 90-е годы автотранспортные преступления составляют 93 % всех преступлений, предусмотренных специальными законами (см. рис. 2).

Динамику «количества арестованных» отчетливо демонстрирует резкое несовпадение с количеством раскрытых преступлений. В довоенный период такого большого разрыва не было. Однако в настоящее время это объясняется не столько «снижением возможностей полиции в раскрытии преступлений», как считает Сэйитиро Оно, сколько изменениями механизма расследования, самой преступности и увеличением числа преступлений, приходящихся на одного преступника[9].

Так, в 50–70-е годы сформировались основные специфические характеристики состояния преступности в Японии, весьма благополучные по сравнению с аналогичными показателями развитых стран. Однако в Японии в это же время возник ряд проблем, вызывающих серьезные опасения и требующих принятия срочных мер. К ним относятся: тенденция роста преступности, совпавшая с длительной экономической депрессией, толчком для которой послужил «нефтяной кризис»; многочисленные случаи так называемых новых видов преступлений — «чудовищных» преступлений и разбойных нападений на финансовые учреждения; обострение социопатологических явлений, таких, как скачок преступности среди несовершеннолетних, распространение злоупотреблений наркотическими веществами и др. Нельзя сбрасывать со счетов и фактор «интернационализации» преступности в Японии, которая самым активным образом включена в международные интеграционные связи. Деятельность японских преступных группировок давно уже приобрела международный характер, что находит выражение в активных контактах с преступными организациями других стран, способствуя включению ее в незаконный оборот наркотических средств, оружия.

Таким образом, всплески преступности в Японии являются синхронными повторениями (в антисоциальной форме) поворотов на социально-экономическом пути японского общества. «Возникновение преступлений по УК демонстрировало несколько пиков, фиксировавшихся в каждый из следующих периодов: в 1948 г. — во время хаоса, наступившего после поражения Японии в войне; в 1955 г. — на начальном этапе урбанизации; в 1970 г., когда разгар высоких темпов экономического роста уже прошел; и затем с 1975 г., известного низкими темпами экономического роста, по сегодня»[10]. Следует отметить, что до уровня, отмечавшегося в первый пик преступности, в начавшем стабилизироваться после разрухи и хаоса обществе, сегодняшняя криминогенность не поднялась.

Преступность в Японии в настоящее время.

Как отмечалось выше, наиболее низкий уровень преступности (1190 тыс.) наблюдался в 1973 г., затем к 1980 г. снова все отчетливее стала проявляться тенденция к росту. В 1995 г. в Японии коэффициент преступности составил 1940 (по преступлениям, предусмотренным УК, исключая автотранспортные, — 1420)[11], что, однако, в несколько раз меньше аналогичных показателей в странах Западной Европы и США. В конце века тенденция сохранилась: в 1996 г. прирост составил 1 % в год, в 1997 г. — 2 %. В 1999 г. зарегистрировано 2 165 626 случаев «нарушения Уголовного кодекса», что на 6 % выше показателя предыдущего года.[12]

Однако если исключить автотранспортные, становится ясно, что остальные преступления, предусмотренные УК, в рассматриваемый период находились в весьма стабильном состоянии. Это явление кажется особенно впечатляющим, если учесть, что автотранспортные преступления носят структурный характер и тесно связаны с курсом на «высокие темпы экономического развития». Доля данных преступлений в общем числе зарегистрированных, предусмотренных УК, в 1960 г. составляла всего 8 %, в 1965 г. — 16 %, в 1980 г. — 26 %, в 1999 г. — 32 %.

Таким образом, тенденция к сокращению преступности, наблюдавшаяся в Японии почти четверть века, изменилась после экономического кризиса. Именно после 1975 г. в Японии регистрируется рост преступности, который наблюдается практически в течение всего десятилетия. Наметившееся было в 1990 г. некоторое снижение количества преступлений (по всем категориям по сравнению с 1989 г. — на 2,2 %, а коэффициент преступности снизился на 2,6 %) вновь сменилось ростом в начале 90-х годов (см. табл. 1).

Таблица 1

Преступления, предусмотренные Уголовным кодексом Японии, совершенные в 1946–1999 гг., прогноз на 2003 гг.

[13]

Среди преступлений, предусмотренных специальными законами, основными являются автотранспортные и преступления, нарушающие законы о наркотиках и стимулирующих веществах. Все указанные категории обнаруживали в первой половине 80-х годов тенденцию к росту. Но уже в 1987 г. количество преступлений, предусмотренных специальными законами, снизилось по сравнению с 1986 г. на 29,5 %, а в 1995 г. по сравнению с 1980 г. — на 31 %.

Для периода 80–90-х годов характерен относительный рост преступности. В значительной степени он объясняется увеличением количества автотранспортных преступлений, связанных с увеличением парка частных автомобилей.

Рисунок 1

Динамика преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом Японии (1980–2000 гг.)

[14]

Из рис. 1

видно (особенно в динамике относительного показателя — коэффициента преступности) стабильное медленное повышение уровня преступности в Японии. Динамика роста, отсутствие скачков статистических показателей свидетельствуют о подконтрольности этих изменений и успешном противодействии росту мерами уголовной политики (тенденции общемирового роста преступности выглядят значительно более угрожающе).

Стабильная долговременная динамика позволила мне представить еще в начале исследования (в 1994–1995 гг.) прогноз на 1998–2003 гг., который в целом подтверждается, несмотря на предположение ряда исследователей о «вале преступности», который должен был «вот-вот захлестнуть Японию». В действительности к началу XXI в. в Японии будет прослеживаться общемировая неблагоприятная тенденция роста преступности (около 5 % в год), однако общее состояние преступности в Японии качественно не изменится.

Специальных уголовных законов более 30[15] (Закон о преступлениях, Закон о пресечении подрывной деятельности, Закон о наказуемости насильственных действий, Закон о пресечении проституции и др.)[16]; число уголовно-правовых норм неуголовного законодательства чрезвычайно велико, они рассредоточены по различным отраслям права (конституционного, гражданского, административного, уголовно-исполнительного и др.).

Рисунок 2

Динамика преступлений, предусмотренных специальными законами Японии, совершенных в 1975–1997 гг., прогноз на 2000 г.

[17] (в абсолютных показателях)

Отметим, например, Закон о предупреждении загрязнения воздуха, Закон о государственных служащих и Антимонопольный закон[18]. Основную часть нарушений специального законодательства составляют автотранспортные нарушения. Однако после автомобильного бума 70-х годов их динамика приобрела явно благоприятный характер (см. рис. 2).

Нормы об уголовных наказаниях содержат многие акты хозяйственного законодательства, законодательства о выборах на публичные должности, законодательства о дорожно-транспортном движении, что серьезно осложняет работу органов правосудия, а также создает большие трудности при восприятии уголовного законодательства населением Японии.

Незначительные колебания числа и индекса зарегистрированных преступлений, предусмотренных УК (исключая автотранспортные), ясно указывают на тенденцию: стабильный уровень обычных (общеуголовных, предусмотренных специальными законами) преступлений (см. табл. 2, рис. 2).

Таблица 2

Преступления, предусмотренные специальными законами Японии в динамике периода 70–90-х годов

[19] (в абсолютных показателях)

Однако в структуре преступлений, предусмотренных и специальным законодательством, и УК Японии, привлекает внимание тот факт, что растет число преступлений, совершаемых женщинами и несовершеннолетними (особенно в возрасте 14–15 лет). Среди женщин, зарегистрированных полицией по подозрению в совершении преступлений, предусмотренных УК, 42 % составляют несовершеннолетние. Рост преступлений, совершаемых несовершеннолетними, происходит главным образом за счет разбойных нападений, краж, изнасилований.

Растет и так относительно высокая доля преступников среди лиц, занятых в службе транспорта и связи, в производстве, среди безработных; явно высока их доля и среди имеющих низкий образовательный уровень. Несмотря на тенденцию к сокращению численности неквалифицированных рабочих среди населения, коэффициент преступности среди них все более возрастает.

Следует отметить, что регистрируется также немало нарушивших специальные законы, за которые предусмотрены уголовные наказания. Из специальных законов наиболее часто нарушается Закон о дорожно-транспортном движении (92,5 %). Далее идут — Закон о контроле за стимулирующими средствами (1,5 %), Закон о выборах на публичные должности (0,9 %), Закон о предпринимательской деятельности, затрагивающей нравственность (0,6 %) и другие административно-правовые законы и постановления, налоговое законодательство, постановления об общественном спокойствии, нормативные акты местных органов власти. Особое внимание правоохранительных органов привлекает быстрый рост количества нарушений Закона о контроле за стимулирующими средствами, распространение стимулирующих средств и других наркотических веществ[20], а также увеличение одной из новых форм преступности — преступлений, связанных с компьютерной техникой. Прослеживаются явные тенденции жестокости и «интеллектуализации» преступности.

Если проанализировать динамику преступности по ее видам, то прослеживается тенденция сокращения всех так называемых злостных преступлений: убийств, разбойных нападений и изнасилований — и в противоположность этому (рис. 3, 4)

— возрастание краж и присвоений. Однако в 1999 г. отмечены тревожные тенденции, «особенно пугающие население»: рост имущественных преступлений (грабежей на дорогах, домашних краж со взломом, угонов автомашин, вырывания кошельков (сумочек) у прохожих), изнасилований, нападений. Возросло также число преступлений, совершаемых иностранцами: отмечены случаи организованного воровства, совершенного иностранными криминальными группами. Особую тревогу вызывает и то, что рост несовершеннолетней преступности происходит за счет разбойных нападений, краж, изнасилований.

Безопасные города Японии

В небольших городах, таких как Такаяма, Саку, Кофу практически нет шансов стать жертвой мошенничества или домогательства. Такаяма — красивый городок с населением 65 000 человек. Здесь множество музеев, храмов, развиты ремесленные производства. Тут царит спокойствие и тишина. Прогуливаясь по нему, можно не опасаться за сохранность своей банковской карты. Саку — небольшое тихое местечко в центре страны. Тут множество храмов, жители очень религиозны. Нападения на туристов исключены. Кофу — еще один город, имеющий хорошую репутацию. Здесь расположен курорт с горячими источниками. Традиционное занятие местного населения — производство ювелирных изделий из хрусталя. Это безопасный туристический центр.

Нагано — провинциальный японский город, пользующийся популярностью как горнолыжный курорт. Здесь проходили Олимпийские игры. На его территории расположены монастыри, замки и храмы. Это безопасное место с нулевой преступностью. Киото расположен в центральной части острова. Его называют столицей мира и спокойствия. Здесь находится множество старинных храмов, святынь, парков. Туристы могут чувствовать себя в полной безопасности. Единственная опасность — заблудиться в этом городе. Тогда нужно обратиться к ближайшему полицейскому.

К сожалению, землетрясения в этих городах происходят так же часто, как и в других местах Японии. В префектуре Нагано недавно были зафиксированы толчки магнитудой 6,8. Сильных разрушений не произошло. Городская застройка продумана так, что дома выдерживают сильные толчки. Однако угроза цунами там ниже, чем в прибрежных районах. Также здесь случаются и тайфуны, так как смерч проходит над всей страной. Могут быть наводнения, оползни, сильный ветер. Чтобы избежать этой опасности, следует тщательно планировать отпуск, ориентируясь на самые благоприятные сезоны года.

Расстрел и пожизненное.

Огромную колонну отправили в концентрационный лагерь пешком. Обессилевшим и израненным солдатам предстояло преодолеть почти сто километров. Пункта назначения достигли лишь около 50 тысяч пленных. Конвоиры обезглавливали упавших, перерезали им горло или просто пристреливали. Пленных закалывали штыками, вспарывали животы, избивали прикладами, не позволяя им пить и принимать пищу в ходе марша. В ходе Токийского процесса ряд военных и политических деятелей Японии были приговорены за «марш смерти» к пожизненному заключению и смертной казни.

Всего же перед трибуналом предстали 29 человек. Ёсукэ Мацуока (министр иностранных дел) и адмирал Осами Нагано умерли во время суда от естественных причин. Сюмэй Окава (философ, идеолог японского милитаризма) был признан невменяемым и исключен из числа подсудимых. Фумимаро Коноэ (премьер-министр Японии в 1937-1939 и 1940-1941 годах) покончил с собой накануне ареста, приняв яд. Семерых обвиняемых приговорили к смертной казни через повешение и казнили. Пятнадцать осудили на пожизненное заключение; трое (Коисо, Сиратори и Умэдзу) умерли в тюрьме, остальные тринадцать были помилованы в 1955 году. К двадцати годам заключения приговорили Сигэнори Того — министра иностранных дел и министра по делам Великой Восточной Азии; он умер в тюрьме в 1949 году. На семь лет осудили Мамору Сигэмицу — посла в СССР. В 1950 году его помиловали.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: