Шлем Кабуто и маски Мэн-гу (часть первая)

Традиционным японским шлемом принято считать Кабуто. Он, как правило, имел форму полусферы и состоял из нескольких металлических пластин или кожи, а в некоторых случаях шлемы изготавливали из комбинации этих двух материалов. На задней части кабуто крепили соединенные между собой лентами, изогнутые пластины, которые выполняли роль защиты для ушей и шеи. Как и многое японское военное снаряжение, шлем у средневекового японского самурая был предназначен не только для защиты бою, но и для определения статуса воина в обществе.

История самурайского шлема

Первый шлем самурая имел название сакаку-цуки кабуто, что переводится как «шлем бодающийся баран», который традиционно носили с доспехами танко. Его отличительной чертой является полоса, чем-то напоминающая гребень и протягивающаяся до лба, где в итоге она принимала форму клюва. В его состав входили две полосы согнутые в кольца, межу промежутками которых крепились прямоугольные, а иногда и треугольные пластины. На задней части шлема крепилась защиты для шеи.

После того как появился новый вид доспехов — кэйко, начали создавать другие типы шлемов, имеющие более округлую форму — мабидзаси-цуки кабуто ( в переводе означает «шлем с козырьком»), которые были в обиходе с 5 по 10 век. Форма мабидзаси-цуки была скопирована с Китайских и Корейских шлемов. В нем не было гребневидной полосы, а вместо этого присутствовал горизонтальный козырек. На макушке находилась трубка, которая, скорее всего, выполняла роль украшения и крепилась к круглой пластине.

Войны из знатного рода, обычно украшали свой шлем позолоченными металлическими рогами. Такая традиция появилась в конце 12 века, и со временем размер таких рогов стал увеличиваться. Однако в их функции входило не только украшение шлема, но и устрашение врагов, а в промежутке между ними часто изображали гербы кланов или даже лица демонов.

Как становились самураями

Основным аспектом, на который делался акцент в период образования нового сословия, являлось воспитание подрастающего поколения. Для этих целей была создана целенаправленная программа обучения и подготовки, которая включала в себя самые разные дисциплины. Путь самурая начинался с самого детства. Ребенок в знатной семье, по рождению получал высокий титул. Основой воспитания будущего воина являлся этический кодекс бусидо, который получил распространение в XI-XIV веках.

С самого раннего возраста ребенку вручались два деревянных меча, прививая тем самым мальчику уважение к символам касты воинов. На протяжении всего периода взросления делался акцент на военную профессию, поэтому дети самураев с детства были обучены умению владеть мечами, обращаться с копьем и метко стрелять из лука. Верховая езда и приемы рукопашного боя обязательно входили в программу обучения военному ремеслу. Уже в подростковом возрасте юношей обучали военной тактике, вырабатывали способности командовать войсками на поле боя. В каждом доме самурая имелись специально оборудованные помещения для проведения ученых занятий и тренировок.

Вместе с тем, у будущего самурая вырабатывались необходимые для будущего воина качества. Бесстрашие, пренебрежение к смерти, хладнокровие и полный контроль над собственными эмоциями должны были стать постоянными чертами характера юного самурая. Помимо учебных занятий, у ребенка развивали упорство, стойкость и выносливость. Будущего воина принуждали выполнять тяжелую домашнюю работу. Тренировки голодом, закаливание холодом и ограниченный сон способствовали развитию у ребенка стойкости к тяготам и лишениям. Однако не только физическая подготовка и обучение военному ремеслу являлись главными аспектами взращивания нового члена элитного сословия. Немало времени уделялось психологическому воспитанию молодого человека. Кодекс бусидо во многом отражал идеи конфуцианства, поэтому параллельно с физическими упражнениями с малых лет детям прививались основные положения этого учения, которые включали в себя:

  • беспрекословное подчинение воли родителей;
  • почитание родителей и своего учителя;
  • преданность лицу, представляющему высшую власть в стране (сёгун, император, сюзерен);
  • авторитет родителей, учителя и господина непререкаем.

Вместе с тем самураи старались привить своим детям тягу к научным знаниям, к литературе и к искусству. Будущий воин должен был помимо военного ремесла прекрасно разбираться в деталях светской жизни и в системе государственного управления. Для самураев создавалась своя программа обучения. Обычные школы самураи игнорировали, считая обучение в них несовместимым со своим положением в общественной иерархии. Про самураев всегда говорили: «Способен без тени колебания убить врага, может один сразиться с дюжиной врагов, пройти десятки километров по горам и лесам, однако всегда рядом с ним будет находиться книга или палочки для рисования».

Совершеннолетие в самураев наступало с 15 лет. Считалось что в этом возрасте молодой человек уже готов стать полноправным членом элитного сословия. Молодому человеку вручались настоящие мечи – катана и вакидзаси, являющиеся настоящими символами принадлежности к военной касте. Мечи становились постоянными спутниками самурая в течение всей жизни. Женщины-самураи в знак принятия титула получали кайкэн — короткий нож в форме кинжала. Вместе с вручением боевого оружия, новый член касты воинов обязательно получал новую прическу, которая являлась отличительной чертой образа самурая. Образ воина довершала высокая шляпа, считающаяся обязательным атрибутом мужского костюма.

Обряд посвящения в самураи проводился как среди знати, так и в семьях бедных дворян. Разница заключалась только в символах. У бедных семей порой не хватало денег на дорогие мечи и шикарные костюмы. Новый член военной касты должен был иметь своего покровителя и опекуна. Как правило — это мог быть зажиточный феодал или лицо, состоящее на государственной службе, открывающее путь самурая во взрослую жизнь.

Виды кабуто

Существует большое количество разновидностей японских шлемов, частично отличающихся друг от друга:

  • Хоси-кабуто
  • Кавари-кабуто
  • Дзунари-кабуто
  • Сайка-кабуто
  • Намбан-кабуто

Хоси-кабуто был создан в период Момояма и считается, что это самый ранний самурайский шлем. Носили его в комплекте с доспехами о-ёрой и состоял он из 12 сегментов, которые скреплялись выступающими декоративными заклепками.

Кавари-кабуто. Самым выделяющимся видом японского шлема за счет своей сложности и уникальности считается кавари-кабуто, который переводится как «фигурный» шлем. Практически все кавари-кабуто делались на заказ в одном экземпляре за счет его считались эксклюзивными и крайне редкими образцами. Позволить себе такой шлем могли только высокопоставленные лица, чаще всего это были военные командных чинов. Но и обычные солдаты могли носить подвиды кавари-кабуто: монари-кабуто- «шлем персик» и сиинари-кабуто — «шлем желудь».

Дзунри-кабуто в переводе звучит как «шлем, повторяющий форму головы» был очень распространен в период Эдо. В его состав входила пластина, идущая спереди назад, которая прикреплялась к ободу. В промежутках между креплениями располагались еще две пластины. Свою популярность он получит благодаря дешевой цене и простому дизайну.

Сайка-кабуто был назван так в честь города, в котором и был изобретен. Отличительной чертой этого шлема была восьми частная тулья, напоминающая конус. Снизу находился широкий венец, к которому крепились пластины. Чаще всего сайка-кабуто делали без козырька.

Намбан-кабуто был сделан по прототипу европейских шлемов, из-за чего и получил название «шлем южных варваров». Выглядел он как испанский кабассет, но декорированный и доработанный на азиатский лад японскими мастерами.

Самурайские доспехи из… Торопца!

Здание Торопецкого краеведческого музея находится в церкви Богоявления Господня

Что за шум во дворе? Это пугало загрохотало, свалившись с грядки! Бонтё

Доспехи и оружие самураев Японии.

Наконец-то у нас в стране в области музейного дела стали происходить значимые изменения. Ты обращаешься, а тебя не отфутболивают, поскольку «витрину трудно открывать», и не заламывают бешеных цен, а просто реально помогают. Впрочем, тут не обошлось без научно-технического прогресса. Раньше было трудно сфотографировать объекты экспозиции и людям часто просто не хотелось с этим связываться, тогда как сегодня сделать фотографии на мобильный телефон может практически каждый. Да и Интернет нам всем в помощь: в прошлый раз в комментариях кто-то написал про самурайские доспехи в музее Торопца. Я заглянул в Сеть: да, такие доспехи там есть, и есть их фото, пусть и плохого качества.

Вблизи видно, что здание церкви/музея требует хорошего ремонта, но издали… Издали оно очень красиво

Осталось только написать в администрацию музея, что я и сделал. И вскоре получил ответ от заведующей Торопецким филиалом ГБУК ТГОМ Покрашенко Е.Н. с прекрасно сделанными фотографиями и даже приложенным текстом статьи, посвященной имеющимся в их экспозиции доспехам. Что ж, отлично, всегда и везде бы так, потому что именно так музеи и должны работать. Всюду не наездишься, я, например, в тот же Торопец никогда не поеду, однако о доспехах, что там экспонируются, мы все, читатели «ВО», благодаря этому узнаем.

И сверху тоже! Настоящая русская природа во всем своем естественном и рукотворном очаровании!

Ну а начнем мы с истории, с того, как эти доспехи появились в старинном русском городе Торопце. Оказывается, в музей они поступили в 1973 году от потомков военного министра Российской империи и главнокомандующего Маньчжурской армией в 1904 -1905 гг. генерал-адъютанта Н.А. Куропаткина. В 1903 г. он побывал в Японии с официальным визитом, где их ему, скорее всего, и подарили. Именно так они попали в его тверское имение Шешурино, а из него, уже в наши дни, — в музей. Более подробной информации по поводу их появления в музее нет.

Самурайские доспехи из… Торопца!

Самурайский доспех в Торопецком краеведческом музее. Вид спереди

Из доспехов достаточно хорошо сохранились кираса, шлем, лицевая маска, набедренники – кусадзури, наручи, поножи и наплечники отсутствуют. Вне всякого сомнения, это так называемые «современные доспехи» – тосей гусоку, изготовленные в эпоху Эдо, то есть до середины XIX в. Кираса собрана из длинных горизонтальных пластин, поэтому полное название такого доспеха по-японски будет достаточно замысловатым: бё-тодзи-ёкохаги окегава-до. На кирасе хорошо видны головки заклепок, поэтому это еще и тип какари-до.

Этот же доспех. Вид сзади

Обе секции кирасы, передняя и задняя, целы и тоже имеют свое название: передняя – это ёрой-но-саки, а задняя – ёрой-но-ато. Такие пластины обычно делались из стали толщиной 2 мм и покрывались знаменитым японским лаком в несколько слоев (до восьми!). Вместе с гэссан (название «юбки» кусадзури у доспехов тосей гусоку) вес такой кирасы мог составлять 7,7—9,5 кг.

Кираса. Вид спереди. Обратите внимание на верхнюю кованую пластину они-домари (прежнее название муна-ита), края которой выгнуты наружу, причем не только внешние, но даже закраины отверстий. Все это служило цели повышения защитных функций доспеха: попав на такую пластину, наконечник копья если с нее и соскальзывал, то уходил в сторону

Кираса крупным планом. Очень хорошо видны головки заклепок – какари

На спине кирасы тосей гусоку обычно устанавливалась такая деталь, как гаттари – особая скоба для крепления коси-саси (у офицеров) и сасимоно (у рядовых), знака опознавания, который мог иметь и вид флажка на длинном бамбуковом древке и… вообще не походить ни на что, что было бы понятно европейцам. Например, это могла быть тщательно изготовленная… репа (намек на упорство), подвешенная на шесте молитвенная табличка, веер из перьев или три разноцветных меховых шара, хотя, если говорить о флажке, то на нем обычно изображали просто мог (герб) своего сюзерена.

Кираса. Вид сзади. На верхней пластине боко-но-ита (прежнее название осицукэ-но-ита), к которой прикрепляются наплечные ремни ватагами, хорошо заметен след от удара чем-то острым. Видны и небольшие вмятины на пластинах самой кирасы. В квадратное отверстие гаттари вставлялся лакированный «пенал» с круглым отверстием для флагштока – укэ-дзуцу. Нижняя деталь крепления, мати-укэ, отсутствует. Осталось лишь маленькое отверстие…

На кирасе можно заметить следы повреждений: на верхней передней пластине, в левой ее части, имеется явный след от удара, который, однако, не причинил доспехам особого вреда. А на задней секции кирасы и также вверху есть вмятины, которые могли произойти при падении с коня на камни или от ударов копьем.

«Современные доспехи» обычно имели «юбку» гэссан, состоявшую из 7-8 трапециевидных секций кусадзури, в каждой из которых было пять полос пластин. Все они прикреплялись к кирасе с помощью плотной шнуровки кэбики-одоси. В данном доспехе гэссан состоит из семи секций (три секции спереди и четыре сзади) с пятью рядами пластин в каждой.

Кусадзури. Вид спереди. Справа следы починки: шнуры пытались заменять

Шнуровка цвета кон крупным планом

Все шнуры темно-синего цвета (по-японски – кон), для получения которого использовалась краска индиго. Указанный цвет был наиболее популярным в более поздние периоды, так как эта краска была стойкой к выцветанию. А вот такие цвета, как красный (окраска мареной) и фиолетовый (окраска соей), хоть и выглядели эффектно, но не были очень популярны из-за вредного влияния этих красок на ткань шнуров. И та, и другая краски быстро выцветали, а шнуры, ими пропитанные, рвались, поэтому их приходилось часто заменять, а это было весьма дорогое удовольствие.

Вид на кусадзури сзади

Обратите внимание на длину шнуров между кирасой и пластинами гэссан. Они были длинными, чтобы не снижать подвижности воина. Однако под шнурами было незащищенное пространство, куда можно было нанести удар. Поэтому некоторые самураи стали пришивать к нижнему краю кирасы куски ткани, покрытые кольчугой, чтобы его закрыть.

Крепление нижних пластин набрюшника кирасы (накагава) на шнурах

Кожаные пластины накагава и шнуровка кэбики-одоси

Интересно, что пластины гэссан, выглядящие «совсем» металлическими, на самом деле изготовлены из кожи. Так делали, чтобы облегчить вес доспеха. Но кожа не просто выделанная. Она еще и лакированная, так что какой перед тобой материал, так сразу и не скажешь. При этом пластинки гэссан все равно имеют верхнюю часть, похожую на гребенку, как если бы все они были составлены из мелких пластинок. Такова была сила традиций, тут уж ничего не поделаешь! Кстати, сами пластины несколько изогнуты. Для этого к ним перед лакировкой пришнуровывался железный прут сикиганэ.

Кольчужный рукав котэ (тип ода-готэ)

Кольчужный рукав котэ крупным планом. Хорошо видны пластинки икада и японское плетение кольчуги – со-гусари, при котором одно крупное кольцо соединялось с другими такими же при помощи четырех более тонких колец. Такое плетение имело смысл, так как позволяло легко вплетать в кольчужную ткань дополнительные детали

Локтевая пластина хидзи-ганэ и четыре пластинки мацуба-ва с радиальными желобками

И кираса, и пластины гэссан имеют темно-коричневый цвет натурального японского лака. Причем отлакированы в этом доспехе не только пластины, но даже и кольчуга, что, впрочем, неудивительно, учитывая то, в каком климате использовались такие доспехи.

Наплечники на доспехе не сохранились, но можно сказать, что они были небольшими и изогнутыми, чтобы лучше закрывать плечо. Обычно они состояли из 5-6 цельнометаллических выгнутых пластин. К концу XVI в. они часто состояли всего из 2-3 пластин, прикрывавших только само плечо. Между собой пластины соединялись шнурами, причем использовались оба типа плетения и частое плетение кэбики-одоси и редкое, с перекрестными узлами, сугакэ-одоси. На содэ данного доспеха должен был использоваться первый тип шнуровки, поскольку он применялся и на других его деталях.

Шлем госёдзан-судзи-кубуто. Вид слева

Шлем. Вид справа

Шлем сохранился в достаточно приличном состоянии, хотя у него и не хватает нашейника сикоро и чеканной розетки вокруг отверстия тэхэн на макушке. Посмотрим на него в профиль. Очевидно, что по типу он относится к шлемам госёдзан-судзи-кубуто, поскольку его задняя часть выше, чем передняя. Ну а «судзи» означает, что он ребристый, но заклепки на его поверхности не видны. Тулья шлема сделана из 32 пластин, что говорит о том, что принадлежать он мог только офицеру, поскольку у рядовых количество пластин начиналось с 6 и заканчивалось 12 и 16 максимум, а вот у офицеров могло быть и 32, и 64, и 72, и даже доходить до 120! Какие на этом шлеме могли располагаться украшения, сказать, увы, невозможно. Японцы, его создавшие, были людьми с безграничной фантазией.

Вид шлема сзади

Судзи-кабуто с тульей из 62 пластин. Датируется 1538 годом. Токийский национальный музей

Маска к шлему тоже имеется и относится к типу полумасок – хоатэ. То есть она не закрывает лицо целиком, а оставляет открытыми нос, глаза и лоб. Темный цвет маски и светлый обнаженной кожи делал похожим лицо человека в хамбо на… морду обезьяны. Японцы это заметили и дали этой маске второе название – сару-бо, или «морда обезьяны». У всех масок, называвшихся мэн-гу, имелось шейное прикрытие ёдарэ-какэ, но в данном доспехе оно отсутствует. Видимо, потерялось.

А вот на этом фото хорошо видны еще и ватагами – крепления кирасы на плечах, которые на «современных доспехах» тосэй гусоку стали делать металлическими и крепить на петлях

Сама по себе маска хоате очень интересна. Изнутри она покрыта красным лаком, а вот в подбородке ее сделано специальное отверстие аса-нагаси-но-ана, через которое вытекал… пот! Предусмотрены на ней были и специальные крючки для шнуров. Маска крепилась на лице опять-таки шнурами, которые шли от шлема и которые, если их правильно завязать, соединяли шлем с маской буквально намертво. Существовало множество способов и наставлений насчет того, как лучше всего завязывать шнуры на тех или иных масках, и часто можно было определить по тому, как эти шнуры завязаны, к какому клану принадлежит тот или иной воин.

Обратимся к Мицуо Курэ и посмотрим на эту иллюстрацию, взятую из его книги «Самураи. Иллюстрированная история»

Интересно, что этот доспех все-таки обратил на себя внимание… студента 4-го курса исторического факультета Тверского госуниверситета А.М. Снегирева, написавшего по нему интересную работу «Доспехи «тосэй гусоку» для сборника научно-практической конференции 2004 года, посвященного 100-летию Русско-японской войны 1904—1905 гг.

Обложка сборника научно-практической конференции 2004 года, посвященного 100-летию Русско-японской войны 1904—1905 гг.

Как уже отмечалось, статья, представленная А.М. Снегиревым для этого сборника, была подготовлена очень хорошо. Использован солидный список источников, состоящих из работ известных авторов. К сожалению, помещенный в ней в качестве иллюстрации рисунок оставляет желать лучшего. То есть на нем изображен совсем не тот доспех, какой наличествует в музее! Но это беда многих наших авторов, которым приходится использовать не то, что следует, а то, что имеется под рукой.

Иллюстрация из статьи

В статье подробно рассматривается этот доспех, причем интересно, что автор упоминает горловое прикрытие, у которого отсутствовало примерно 25 процентов. Но на фотографиях прикрытия нет вообще никакого, так что за прошедшие 16 лет оно, видимо, просто потерялось. Ну а как мог бы выглядеть этот доспех, если бы за ним ухаживали и вовремя реставрировали? Об этом, как и о многом другом, касающемся самурайских доспехов и оружия, мы расскажем в следующий раз.

Литература

1. Курэ М. Самураи. Иллюстрированная история. М.: АСТ/Астрель, 2007. 2. Брайант Э. Самураи. М.: АСТ/Астрель, 2005.

P. S. Администрация «ВО» и автор выражают глубокую признательность заведующей Торопецким филиалом ГБУК ТГОМ Елене Покрашенко за предоставленные фотографии и материалы.

Рейтинг
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: